Ловля щуки в закоряженном водоеме

Ловля щуки в закоряженном водоеме
Во второй половине прошлого века чуть ли не на каждой подмосковной речке были построены плотины, а на некоторых и не по одной. Прудов вокруг столицы множество, и на некоторых из них рыбалка может быть очень интересной.



Пруды могут различаться как внешне, так и по донному рельефу, и по «набору». обитателей. Особо следует выделить сильно закоряженные водоемы. Их не так много, как хотелось бы. Где-то леса по берегам изначально не было, где-то он сводился «на нет» перед затоплением, а вот в ряде мест у прудоустроителей до кустов и деревьев руки не дошли. Именно на таких водоемах очень интересно ловить щуку со льда.
Не менее перспективны бывшие карьеры, лесистые края которых после поднятия грунтовых вод осыпались, и в прибрежной зоне образовался мощный коряжник. Как правило, в этом случае есть довольно четкая граница между захламленным и чистым дном. На середине такого карьера грунт обычно твердый – чаще песчаный, реже каменистый или глинистый (в зависимости от того, что добывали и на каком слое остановились), часто с родниками, что благоприятствует хорошему кислородному режиму подо льдом. Значительная часть обитающего в карьере хищника держится именно вдоль полосы коряжника и ведет себя практически так же, как их прудовые собратья.
Причин, по которым сильно закоряженные водоемы я считаю особо перспективными, три. Во-первых, концентрация рыбы в них при прочих равных условиях выше, во-вторых, такие водоемы сложнее «вычистить» сетями, а значит, наверняка и рыболову-любителю что-то осталось, в-третьих, в них водится более крупная рыба. Последнее объясняется просто. В коряжнике хищник обычно охотится, атакуя из засад, – при этом энергии расходуется меньше, чем в погонях на открытом пространстве. Кроме того, щучьи угодья в коряжнике неравноценны, это ведет к нарушению «социальной справедливости» в зубастом обществе, и к ускоренному росту особей, отвоевавших привилегированные места.
Ну, а если рыболову удалось найти самые горячие точки, потом несколько лет можно будет снимать с них достойные трофеи, ибо в подводном мире свято место пусто не бывает, и выловленную рыбу сменяет очередной претендент на «престол».
Впрочем, от необходимости постоянного поиска новых мест смена щучьего караула полностью не спасет. У каждой точки есть свой «срок эксплуатации». Все заканчивается то после намотанной на коряги браконьерской сети, то после поломок каких-то важных для рыбы сучков, а то и без видимых рыболову причин. Поэтому даже на знакомых водоемах как минимум треть времени и половину снастей приходится отряжать на поиск новых уловистых участков.



Сезон ловли


Считается, и небезосновательно, что лучший клев щуки бывает по первому и последнему льду, причем многие рыболовы утверждают, что жор хищника в начале зимы зависит от толщины льда. Дескать, пока он не более 5-6 см, щука берет, если 10 см – то клева нет. Это мнение справедливо, но только для отдельных водоемов, чаще небольших и мелководных. Причины скоротечности жора объяснить сложно. Дно этих прудов обычно песчаное, поэтому дефицит кислорода за какую-то неделю возникнуть не может (в противном случае наверняка был бы замор), но каждый год на таких прудах происходит одно и то же: в первые дни ледостава берут щука до 2 кг, окунь до 300 г, плотва до 200 г, а спустя неделю – единичные щурята с карандаш, окуньки и редкая плотва живцовых размеров. Раз или два до Нового года водоем может еще вяло «выстрелить», и все, о нем можно забыть до весны. По счастью, такие водоемы – частный случай.
Большинство прудов «работают» по несколько иной, «растянутой» схеме. Перволедный жор, если водоем встал в первой половине ноября, может длиться и две, и три недели с небольшими «передышками». Затем идет постепенное ухудшение клева к Новому году. В это время результат все больше зависит от знания даже не мест концентрации хищника, а именно точек. Бывает даже, что рыбу весом более 1 кг ловят лишь те, кто знает не только о наличии конкретной коряги подо льдом, но и с какой стороны от нее поставить жерлицу.
С конца декабря рыбалка становится другой, более похожей на лотерею. Даже при устойчивой погоде клев не поддается прогнозу. Вчера скучать без флагов не приходилось, попадалась и достойная для пруда рыба весом от 800 г до 2 кг, а сегодня на тех же или подобных местах – только единичные поклевки недомерков.
Рыба капризничает, и приходится только гадать, как угодить ей на этот раз. Может, все дело в размере и виде живца? В высоте его расположения над дном? В изяществе оснастки? Это важно при ловле на жерлицы.
В глухозимье, которое обычно начинается вместе с Новым годом, на закоряженных прудах редко встретишь рыболовов. Оснастка все так же часто цепляется за топляки, лунок приходится сверлить много, а рыбы попадается мало. Такая рыбалка устра­ивает немногих. Зато в оттепели, особенно продолжительные и с дождичком, водоем, случается, оживает. Иной раз по числу загоревшихся флажков рыбалка в январе-феврале почти не уступает перволедной. Правда, с реализацией поклевок в глухо­зимье дело обстоит куда хуже, да и щуки весом более 2 кг попадаются крайне редко.
Для многих прудов характерна краткосрочная вспышка активности хищника в конце февраля. Часто она совпадает с оттепелью. На небольшом участке водоема клев может быть великолепным, нередко попадаются крупные рыбины. Спустя неделю эта сказка вдруг рассеивается, как сон. Полное впечатление, что вся рыба собралась на локальном пятачке и за считанные дни выбита подчистую. Однако спустя две-три недели поклевки возобновляются – щука начинает чувствовать первую талую воду и приходит в движение возле верховьев пруда.
И наконец, последний лед. Щука в это время ловится возле впадающих в пруд ручьев или в них самих, иногда в широких мелководных заливчиках, причем ее больше привлекает подводная растительность, а не коряги.
Последний лед очень часто не оправдывает ожиданий рыболовов. Широко распространенное мнение о том, что чем ближе момент распаления льда, тем лучше клев, справедливо далеко не всегда. На многих прудах уже после первой декады марта поклевки становятся редкими, а выходы хищника краткосрочны и непредсказуемы – они случаются то с утра по часу до и после рассвета, то после обеда, а то и вовсе ночью. Поэтому чтобы быть с рыбой в заключительный период ледостава, надо хорошо изучить конкретный водоем.



Разведка водоема



Впервые отправляясь на незнакомый пруд, я обязательно беру с собой и жерлицы, и удочки для отвесного блеснения. Облавливая водоем разными снастями, можно быстрее понять его и определить клевые точки. Только блеснение малоинформативно – можно не попасть на «выход» и записать уловистые точки в неработающие, а при ловле только на жерлицы охватывается слишком мало перспективных мест.
Редко когда получается «раскусить» водоем с первого захода. Вот лишь некоторые сложности, с которыми рыболов может столкнуться: скоротечные зимой периоды активного клева, нежелание хищников покидать свои убежища для прогулок по водоему, зачастую большая зависимость клева от погоды, тишины на льду и т.д. Кроме того, щука в небольших прудах бывает очень привередливой и разборчивой в еде. Разобраться в ее капризах и подобрать к хищнице ключик – пожалуй, самое интересное в прудовой ловле.
Разумеется, «пробивать» водоем лучше в начале зимы, когда хищник очень активен и может сдать если не все места своей дислокации, то хотя бы несколько «горячих» точек. К ним я отношу лунки, в которых при нормальной погоде попалось за день не менее двух хищниц весом более 800 г.

Сверлить приходится много, меньше полусотни лунок за день выходит, только когда с самого утра все пошло как по маслу, и рыба нашлась там, где вы начали ее искать.
Вместе с тем желательно, чтобы толщина льда была уже 7-8 см. Дни в ноябре – начале декабря короткие, поэтому я стараюсь оказаться на пруду еще в полной темноте. А ночью по очень тонкому льду даже с пешней ходить небезопасно.
Понятно, что мощный фонарь просто необходим. Обычные налобные модели, особенно если лед темный, позволяют уверенно управляться со снастями, но не более того. А хочется и берега осветить, да и просто видеть, нет ли вокруг опасных мест. Ручной фонарь, пусть он и неудобен, может выручить.
Я последние несколько сезонов пользуюсь мощнейшим налобным фонарем со светодиодом К2 финской фирмы RETKI. Он «бьет» метров на пятьдесят как минимум.
Итак, в глубокой темноте прибываем на берег. Где искать хищника? Как обычно, вариантов множество, и они зависят от бесконечных «если». Коротко, пожалуй, так: в начале зимы – на средней части водоема или в начале расширения, ведущему к плотине; в конце ледостава – в верховьях. Оговорюсь сразу, что это правило подходит для первого знакомства с водоемом, когда у вас еще нет достаточной информации.
Логика такова – глубина нарастает от верховьев пруда к плотине. По первому льду щука может оказаться на любом участке, однако обычно (но не всегда) в верховьях преобладают мелкие хищники, рыбу крупнее надо искать пониже.
Средняя часть водоема хороша тем, что по очертанию берегов можно быстро понять, как петляет затопленный ручей, есть много разноплановых перспективных участков.
Наиболее глубокие участки перед плотиной при первом знакомстве с водоемом можно проигнорировать. Конечно, щука, подчас крупная, может находиться именно там, и даже на глубине 8-10 м, если она в водоеме есть. Однако найти ее будет труднее – придется немало посверлить, чтобы найти бровку ручья. Кроме того, дно в нижней части пруда наиболее заиленное, здесь рыба может вообще не держаться, поэтому разлив пруда у плотины представляет интерес, когда изучены места помельче, выявлены особенности конкретного водоема, и вам уже ясно, что есть смысл залезать поглубже.
Есть еще один нюанс. Я всегда обращаю внимание на то, как именно устроен слив с пруда, какой силы поток сходит с него. Зная ширину и приблизительную глубину водоема, можно понять, насколько пруд проточный. От этого много что зависит: кислородный режим, прямо влияющий на активность рыбы, специфика распределения хищника по водоему и по глубинам, наличие и обширность «мертвых» участков, на которых ловить не стоит, дабы не терять времени.
Конкретный участок выбирается по карте или по снимку из космоса. Лучше искать рыбу там, где пруд сужается или расширяется, есть излучины или острова – одним словом, места, где рельеф дна наиболее сложен, а значит, есть шансы найти не просто перспективные, но и компактно расположенные разноплановые участки. Тогда, выставив жерлицы на первоначально найденных перспективных точках, можно будет обследовать другие участки с балансиром, блесной или снасточкой, не теряя из виду установленных снастей, и найти, где рыба держится сегодня.
На карьере мое внимание в первую очередь привлекает крутоизломанная береговая линия. Здесь легче найти хищника. При этом надо понимать, что обширный участок сплошного коряжника на водоеме с чистым дном – это хорошо, но отдельно покоящееся на дне крупное дерево или пень – это отлично. Однако найти его можно, пожалуй, только при квадратно-гнездовом исследовании водоема. Это задача уже для последующих поездок.
Обычно моя первая цель на пруду – найти петли затопленного русла ручья. Для этого достаточно просверлить несколько лунок поперек водоема и обследовать их глубомером. Если русло на сильно закоряженном водоеме четко выражено и подходит вплотную к берегу, то меня в первую очередь интересует дальняя бровка, а если оно расположено хотя бы в 20-30 м от суши, то ближняя. Найдя бровку, дальнейший поиск перспективных точек веду вдоль нее.
Обнаруженную крутую петлю затопленного ручья изучаю с большим вниманием. Первым делом в ход идут балансиры. Пока цель – вовсе не поклевка хищника. Наоборот, я использую недорогие или не особо уловистые модели, которые, если что, не жалко потерять. Для начала мне надо промерить глубины и понять, насколько вероятны зацепы. Будет поклевка – хорошо, нет – ничего страшного.
При каждом рывке балансир, как известно, отклоняется в сторону, нередко стучит по дереву, а то и цепляется за него крючками. Чтобы намертво не засадить приманку, первые подъемы балансира я делаю короткие и плавные, затем более длинные и резкие.
Если после 5-7 высоких рывков коряги не обнаружены, лунку можно считать условно пригодной для эксплуатации, то есть для установки жерлицы. Лунки, в которых зацепы происходят сплошь по всей высоте водного столба, засыпаю ледяной крошкой под ноль; прочие оставляю затемненными шугой или снегом, чтобы позднее аккуратно обследовать их снасточкой или блеснами.
Конечно, случается и так, что живец, опущенный в якобы чистую лунку, сразу же уходит в крепь. Чаще всего это происходит по двум причинам – или балансир при рывках отклонялся куда угодно, но не в сторону коряги, или вполводы под лункой находится ствол наклонившегося дерева, крупная ветка.
Отсюда следует правило: через некоторое время после установки жерлицы надо приподнять снасть, чтобы проконтролировать, не залез ли живец в какое-нибудь убежище. Заодно и рыбка на крючке после подергивания придет в чувство и забегает резвее.
На петле русла для начала ставлю две жерлицы – одну на вершине выступа затопленной косы, вторую – на бровке омута, чаще на входе в него. Потом, если выяснится, что на значительном участке водоема этот изгиб русла единственный, я установлю на нем еще несколько снастей. В начале же рыбалки важнее охватить разные участки.
Вторая цель на пруду после затопленного ручья – мелководная бровка между руслом и берегом, если на данном водоеме она прослеживается. На худой конец подойдет своеобразный перегиб, где пологий спуск сменяется более крутым, или наоборот. Вдоль таких мест часто курсирует охотящаяся щука.
Обычно в темноте устанавливаю 5-7 жерлиц, еще несколько у меня в ближайшем резерве. Слишком много снастей лучше не ставить, ибо тогда рыбалка станет стационарной, а это при разведке нежелательно. К тому же на сильнозакоряженном пруду за предрассветный час-другой с умом больше десятка жерлиц и не поставишь: пока проверишь дно в одной лунке, отобьешь балансир из другой…
Установку первой партии жерлиц я стараюсь закончить еще в темноте. Специфика небольших прудов в том, что очень часто самая крупная рыба попадается в сумерках, когда утром, когда вечером, и упускать время на зорьках очень жалко. А во второй половине зимы и вовсе лучший клев часто бывает до полного рассвета.
Спустя час-два, когда станет светло, может оказаться, что на пруду есть внешне более перспективные точки. Не беда, перенести снасти несложно. Зато уже будет информация о том, клюет ли рыба в рассветный час на участке с определенной конфигурацией. И отрицательный результат – тоже результат.
Выставлять дополнительные жерлицы, «размазывая» снасти по всему водоему, нежелательно. Нередко и средь бела дня щука берет «выходами». Скажем, вы увлеченно ловите на балансир, и вдруг практически одновременно вспыхивают несколько флажков. Вполне вероятно, что пару оснасток придется с боем отвоевывать у коряжника.
…Когда рассветет, осматриваемся на месте, пытаясь уловить какую-нибудь особенность водоема – выступающие из-подо льда ряды пней или отдельные крупные коряги. Обращаем внимание на сужения-расширения пруда, крутизну и изгибы берегов. Перспективные места изучаем и одновременно облавливаем балансиром.
Логику действий можно проиллюстрировать конкретным примером.
Возле русла затопленного ручья изо льда выступает под углом ствол большого дерева, а под ним глубина около 3 м – такое место проигнорировать нельзя. Щука здесь должна караулить рыбешек, собирающих со ствола всяких рачков-червячков. По наклону дерева определяем, как оно должно располагаться подо льдом, и ставим жерлицу под торчащей на воздухе частью ствола так, чтобы живец находился не далее метра от затопленной части. Спуск – не более 1,5 м.
Точка отличная, да и зацепы маловероятны, ведь рыболов не позволит щуке ходить вокруг ствола кругами. Других источников зацепов быть не должно. Ствол – толстый, дерево, скорее всего, было с пышной кроной. Значит, вокруг него не должно быть подлеска – основного источника зацепов.
Если в течение контрольного времени (2-3 часа) поклевки не случилось, жерлицу надо перенести на другую сторону от дерева. Может, именно оттуда хищ­ница ожидает появления кормовой рыбы. У щуки в таком месте хороший обзор, и она может позволить себе полениться.
Чуть в стороне от установленной жерлицы имеется достойное укрытие – ствол наклонен, поэтому, возможно, корни оторвались от дна. Среди них наверняка кто-то затаился.
…Атаковать живца вполводы щука не стала. Вероятно, что в корнях стоит матерая хищница, которой не по рангу гоняться за рыбешкой в нескольких метрах от ее засады, а зубастые помельче опасаются разбойничать на глазах у местного «крокодила».
Значит, берем резервную жерлицу с оснасткой помощнее, на крючок насаживаем крупного живца и опускаем его так, чтобы он оказался несколько выше корней и не более чем в метре от них. Угроза зацепа в этом случае возрастает, но что делать, если хищник ожидает доставки еды на дом?
Описанная ситуация была на самом деле на одном из подмосковных прудов. Тогда из корней в течение 40 минут удалось вытащить даже не одну, а две щуки – весом 2,8 и 3,4 кг. И спустя час после этого заработала жерлица, установленная вполводы под стволом…
Можно предположить, что под лесистым берегом коряжник будет покруче, а под луговым – пореже, но веток там будет больше. Первый вариант, пожалуй, предпочтительнее – и хищник там стоит с большей вероятностью, да и ловить все же проще, поскольку крючок или приманку от пружинящих веток ивняка удается отбить не всегда, даже тяжелым отцепом. Однако если «шельф» у крутого берега не принес желаемого результата, надо обязательно проверить и мелководье по другую сторону русла.
Щуку лучше всего ловить в разреженном коряжнике – там и зацепов меньше, и поклевок больше. Иногда, не от хорошей жизни, приходится залезать и в дебри. Здесь основной способ ловли – блеснение.
При разведке для меня основной приманкой является балансир, а вот при облавливании более-менее знакомого участка – широкотелая блесна или снасточка с живцом.
…Опустив балансир в лунку, вы пытаетесь найти дно, но сразу же сажаете приманку в дерево. Иногда удается аккуратно отцепить приманку без помощи отцепа. Поднимаете балансир на полметра – и сразу же поклевка. По первому льду подобное случается довольно часто.
Начинаете обсверливать окружающую местность, предельно аккуратно обследуя ее приманкой на предмет зацепов, и выясняется – в ближайших окрестностях «просвета» нет – везде плотный донный коряжник. А вот при игре приманкой уже в 70 см от дна зацепы прекращаются. Похоже, что небольшие деревья или кустарники были срублены, но не вывезены.
Коль была поклевка, такому месту надо уделить внимание. Больше не стоит искать прогалы в коряжнике, ибо, засадив приманку основательно, придется выручать ее тяжелым отцепом, а бьющий по дереву кусок свинца вряд ли привлечет рыбу к месту ловли. Намного проще и, как показывает практика, эффективнее ловить выше зацепов. Даже если щука стоит у дна, для нее не станет большой проблемой подняться на метр-полтора. Было бы ради чего. Вот об этом и стоит позаботиться.
Здесь на первый план выступают два важных момента – размер потенциальной жертвы и «естественность» ее поведения.
Вполводы у меня успешнее получалось ловить на крупные балансиры, широкотелые блесны, небольшую плотвичку на джиг-головке, тогда как у дна, на небольших пятачках среди коряг, размер и внешний вид приманки уже не столь важны. Попал щуке под нос – тут же хватка.
На участке с невысокими пнями и лежащими на дне ветками можно поставить и жерлицу. Живец, разумеется, должен ходить выше коряг. Здесь есть одна тонкость. Я использую грузило минимального веса (до 5 г). Чуть-чуть подзатянув гайки, настраиваю ход катушки так, чтобы она почти не сдавала леску под тяжестью самого грузила – только по особой щучьей просьбе. Грузило, разумеется, желательно обтекаемой формы.
И последнее: «вооружение» снасти для ловли вокруг потенциальных зацепов делаю либо минимальным (двойник, выведенный через рот живца, или одинарный крючок), либо, напротив, максимальным (два тройника, скользящий и фиксированный, на одном поводке, или один, но большой). Понятно, что в первом случае надо дать рыбе заглотить наживку, надеясь при этом, что трапезничать щука будет не очень далеко от лунки, а во втором можно подсекать, как только щука начнет движение с живцом в зубах.
Другой вариант – жерлица с концевым грузилом, выше которого по леске находится поводок с живцом. Получается очень «зацепоустойчиво», но число холостых поклевок может оказаться выше среднего.



Глухие коряжники


На некоторых водоемах, обычно карьерах, изо льда торчат настоящие частоколы стволов. В их гущу лезть не стоит – с клевом там не очень. Проверить стоит лишь свободные от леса полянки. На небольших пятачках достаточно одной жерлицы, установленной по центру, на более крупных – двух-трех, каждая из которых устанавливается в 2-3 м от стволов.
Если участок водоема полянками не богат, снасти устанавливаем вдоль фронта выступающих стволов, на расстоянии 0,5-5 м. Ближе к корягам целесообразнее поставить жерлицы с концевым грузилом, подальше от них – обычные. Хищник может стоять в засаде на границе затопленного леса и чистого дна, а может и курсировать вдоль стволов, отсюда широта полосы установки снастей.
Ближние к корягам жерлицы, разумеется, лучше поставить на наиболее перспективных точках – по краям коряжника, возле выдающихся отдельных деревьев, наиболее толстых стволов, небольших прогалов и т.д.
Отличное место – просека среди торчащих стволов. В таких местах щуку можно найти почти всю зиму. Уловисты они, правда, когда хуже, когда лучше – думаю, что это следствие повышенного интереса рыболовов к таким местам, слишком уж они приметны. Наиболее выгодные позиции – в метре от выступающих из основного «лесного массива» крупных стволов.
Тут есть небольшой нюанс. Если вы решили облавливать просеку, то лучше заниматься только ею – далеко уходить нельзя.
Трапеза щуки в таком месте обычно разворачивается по двум сценариям. Чаще всего после успешной атаки щука с живцом в зубах проходит на чистое место. Может быть, по инерции, – не знаю. Затем она возвращается обратно! В этот момент леска с катушки если и сходит, то по несколько сантиметров с паузой. Смотрим, в каком направлении уходит леска под лед, – обычно на чистое место или вдоль просеки. Вроде бы можно успокоиться и, по классике, дождаться возобновления движения и подсечь. Однако перед началом вращения катушки леска натягивается, и вы замечаете, что она уходит уже в сторону коряг. Спешная подсечка, но оказывается, что рыба уже в дебрях.
Другой распространенный вариант – когда щука бьет живца и остается на «месте преступления» на несколько минут. Особенно часто такие поклевки бывают в середине зимы. В этом случае лучший момент для подсечки – начало активного движения рыбы.
Довольно редко, но бывает, что щука движется вдоль просеки. Такой променад свойственен рыбе размером больше среднего для данного водоема. Иногда такую прогулку предпринимает и откровенная мелочь. Обычно это случается в дни, когда клев на просеке очень вялый. Я полагаю, что щурята отваживаются на прогулку с захваченной жертвой, только если в коряжнике нет взрослой рыбы, иначе они должны были бы опасаться не только ненужной борьбы за свой трофей, но и слишком скорого конца собственной жизни. Поэтому после таких поклевок я переношу все жерлицы на другой перспективный участок.





Перестановка жерлиц


На первых точках жерлицы у меня стоят не вечно. По первому льду я держу их, при отсутствии положительных результатов, около 2 часов, в середине и конце зимы – по 3-4 часа.
Если поклевок нет, надо постараться охватить разные рыболовные зоны. Одна или две жерлицы «уезжают» с бровки на наиболее примечательные на данном водоеме места – под берег, на вход в мини-заливчик с глубиной около метра, в устье второстепенного ручейка или оврага, к небольшим мысам, неважно, тростниковым или земляным.
Бывает, что все ухищрения особого успеха не приносят, происходят лишь единичные поклевки в самых разных местах. Если есть основания полагать, что при такой погоде в это время года на этом пруду это потолок, выше которого не прыгнуть, можно успокоиться.
А вот если имеется достоверная информация, что водоем рыбный, то стоит поступить, на первый взгляд, парадоксально – обловить самый невзрачный участок. На водоемах, находящихся под значительным рыболовным прессингом, это может сработать.




Живцы


При ловле на стационарные снасти (а жерлица, как ни крути, к ним всецело относится) большое значение имеет насадка. Случится ли поклевка, во многом зависит от того, насколько лакомым кусочком показался хищнику ваш живец. Было бы ради чего раскрывать пасть.
Скажу сразу, на сильно закоряженных водоемах я ни разу не попадал в ситуации, когда щука полностью игнорировала какой-либо из популярных «живцовых» видов. При этом явные предпочтения хищник выказывал почти всегда.
Пескаря, на мой взгляд, лучше приберечь для других водоемов, а отправляясь в коряжник, захватить с собой карасиков – и самых маленьких (которых обычно и продают в рыболовных магазинах), и покрупнее, до 60-80 г. У карася как живца для коряжника много достоинств – не слишком резв, а потому реже забирается под ветки деревьев, очень живуч и, самое главное, привлекателен для щуки, ибо обитает практически во всех стоячих водоемах. Мелкого карася можно считать универсальной насадкой. Случается, что на него покушаются слишком мелкие щучки, тогда-то и стоит задействовать живцов покрупнее.
Помимо карасей понадобится и местный живец. Обычно на крючок мелкой мормышки попадаются окунь и плотва, в некоторых водоемах еще и верховка.
Плотва исправно соблазняет хищников на поклевку, стоит лишь учесть, что на некоторых прудах и крупный, и мелкий хищник предпочитают небольших рыбок длиной до 10 см.
Окунь котируется у хищника несколько ниже, зато его проще наловить. По первому льду обязательно надо попробовать зарядить несколько жерлиц окуньком по 100-150 г. Нередко ради такого куска широко открываются самые большие рты водоема.
Время верховки наступает после Нового года, когда она становится не только лучшим, но и подчас единственным живцом, которого щука не мусолит, а уверенно заглатывает.



Нюансы


Чем меньше вес грузила на жерличной оснастке, тем лучше. Для меня, как и для многих опытных жерличников, это почти аксиома. Однако из каждого правила есть исключения. Густой коряжник – одно из них. Подчас ситуация подсказывает, что надо использовать именно крупного живца. Видя укрытие, рыбка постарается или в него забиться, или хотя бы коснуться носом. Особенно это касается окуня. Разумно ограничить передвижения рыбки.
Один из способов – использование более тяжелого грузила и короткого (30-40 см) поводка. Я никогда не обрезал рыбе плавники, поэтому об эффективности такого приема судить не буду.
Другой способ – использование оснасток с очень тяжелым концевым грузилом. Живец устанавливается на оптимальном горизонте, иногда у дна, чаще чуть выше окружающих пятачок коряг.




Подсечка и вываживание


Момент подсечки во многом зависит от оснастки, а еще больше от интуиции. Если на последнюю вы не полагаетесь, то следует исходить из логики. Например, живец небольшой, тройник крупный и вы считаете, что он находится внутри пасти хищника достойного размера. Значит тянуть не стоит. Если катушка разматывается, то щука движется с живцом в пасти – и можно подсекать.
Иногда рыба после поклевки подолгу стоит на месте. В таких случаях в коряжнике лучше подсекать или сразу же, по логике «повезет – не повезет», или дождавшись-таки возобновления движения щуки.
Есть на такой случай и излюбленный маневр многих жерличников – чуть-чуть натянуть леску кончиками пальцев и сразу же отпустить ее. Часто после этого щука начинает заглатывать свою жертву более уверенно.
В плотном коряжнике проделывать этот фокус надо с большой осторожностью. Реакцией щуки на действия рыболова может стать молниеносный рывок в сторону, который обернется глухим зацепом.

 


Что лучше Скайп или Вайбер?
Fex Net - Файлообменник
Топ 4 фильмов ужасов 2017 года
Наши преимущества
Наши преимущества


Закажите бесплатный звонок
Консультация и замер бесплатно!